Присоединяйтесь к нам

28.03.2013 23:37

«Одномесячные контракты – лучшее средство воздействия на сотрудников», - Додо Шонава

Тамар Парадашвили
Интервью

В декабре 2012 года сотрудники Общественного вещателя Грузии (GPB), в связи с создавшимся в организации кризисом, создали инициативную группу. Они предложили как парламенту, так и Попечительскому совету GPB свое альтернативное видение решения существующих проблем. Какие проблемы видят они в GPB, и как можно их решить? Как они оценивают происходящие последнее время в GPB события? – Об этих и других вопросах Media.ge беседовал с членом инициативной группы, генеральным продюсером 2-го канала GPB Додо Шонава.

 

- Когда и как сформировалась инициативная группа?

- Группа начала существование 21 декабря. Когда Гиа Чантуриа подал в отставку, собрались несколько человек и сказали, что это здесь – кризис. Это подтвердил и Чантуриа. Мы встретились с Попечительским советом и сказали, чтобы они пока не избирали директора, что следует создать группу управления кризисом и начать выходить из этого кризиса. Мы встретились с Леваном Гахеладзе (председатель Попечительского совета, - ред.) и Мамукой Пачуашвили. Они нам ответили: «Чего вы хотите, чтобы мы ушли?». Мы сказали: «Нет, хотим все вместе заботиться о преодолении кризиса». Встреча с бордом закончилась безрезультатно.

Затем мы обратились в парламент и сообщили им о кризисе - что сомневаемся в преодолении кризиса посредством нового конкурса. Потребовали, чтобы они затребовали внеочередной отчет от руководителя Попечительского совета, так как один из создателей кризиса - этот совет. Когда Попечительский совет подписывает расход более 1 процента бюджета и ответствен за большие финансовые траты, как можно не поставить этот вопрос и беспрерывно менять генерального директора? Реагирования из парламента не было.

Потом общаться с нами начал новый директор. Мы стали вместе искать пути выхода из кризиса. Но уже вскоре его сместили, абсолютно бессмысленно. Сейчас в Вещателе - очень глубокий кризис. Исполняющий обязанности директора не принимает или не может принимать решений, и все, что происходит, - это ответственность борда. Мы, инициативная группа Вещателя, начали взаимодействовать с группой, работающей над изменениями в Закон «О вещании», так как считаем, что должны избрать правовой путь. Мы не намерены распускать группу и после возвращения директора. Считаем, что в работе Вещателя должны участвовать все сотрудники, которые сочтут это необходимым.

-  Какой силой и влиянием обладает инициативная группа?

- Инициативная группа состоит из 5-ти членов, но 550 сотрудников Вещателя подписали письмо в парламент и письмо с выражением недоверия Попечительскому совету. Юридической силы у нас нет. Но иногда важнее написанных законов становится моральная власть, когда 550 человек объявляет недоверие Совету, то есть, органу, который управляет телевидением, когда большинство сотрудников считает, что он неправильно исполнял свои обязанности, без логических аргументов сместил нового директора, которого сам же избрал два месяца назад. Отсутствие легитимности Совета уже не вызывает сомнений. Смещение директора имело, по-моему, политический мотив.

- Как вы думаете, пребывание Хатуны Бердзенишвили в должности главы информационной службы тоже имело политический мотив?

- Инициативная группа обратилась письменно к исполняющему обязанности генерального директора, - мы хотели сделать часовое ток-шоу, чтобы обсудить создавшуюся в Вещателе ситуацию и будущее. Он нам ответил, что да, это возможно, но мы не должны нарушать  какие-то статьи внутреннего устава, не должны говорить о недоверии к Вещателю и т.д. В то же время, Хатуна Бердзенишвили использовала 10 минут центрального информационного выпуска для разговора о личных проблемах. Даже если бы она говорила 10 или 30 секунд, - она заслуживала бы снятия с должности, так как нарушила все внутренние порядки и законы. После этого она обратилась в Попечительский совет, который с нею встретился и в течение часа слушал, как Бердзенишвили наносила оскорбления генеральному директору и всему коллективу. До этого в Совет обратились уволенные сотрудники, но Совет их выслушать не пожелал. Разве не вызывает подозрений тот факт, что эта госпожа имела для Совета особое значение? Если бы Совет мог ее восстановить, он бы это сделал, - просто, не мог, и наказал генерального директора за то, что он предложил ей другую должность, но не уволил с работы. Здесь проявляется взаимосвязь, конфликт интересов, политическая мотивация – называйте это, как хотите. И после этого можно говорить о независимости Попечительского совета? Думаю, что Совет должен уйти в отставку, но сомневаюсь, что они это сделают.

- Если говорить более детально, какие проблемы видит инициативная группа в Вещателе?

- В Вещателе много проблем, которые копились в течение лет. Не выполнялись приоритеты, и неправильно расходовались финансы. Поэтому инициативная группа поставила вопрос ответственности Попечительского совета, так как это его обязанность – надзор за соблюдением приоритетов и ответственность за правильное расходование финансов. Доверие общества к Вещателю – низкое. Это и факт, и проблема, поскольку Общественный вещатель, по своей сути, по назначению – именно тот вещатель, который должен отражать интересы общества, давать ответы на накопившиеся вопросы, быть ответственным перед финансирующей его четвертой властью – перед обществом.

После того, как это телевидение было преобразовано в Общественного вещателя, прошло 9 лет. Все эти годы он постоянно был местом кипения страстей, служил не обществу, а каким-то политическим интересам. Канал не отражал проблем общества и не предлагал ему ответы на проблемные вопросы. Критика внутри Вещателя была всегда – в отношении информационной политики, неправильного программирования и неверных приоритетов. То, что делалось на этом канале, для населения не было интересным, популярным и современным.

- Что вы подразумеваете под современным и популярным?

- Хотя бы, выбор тем, их раскрытие, интерьер и содержание ток-шоу. Что главное – здесь не было речи о социальных вопросах, которые были важны, не было дебатов, расследовательской журналистики. Передачи Квеситадзе и Пайчадзе – это не дебаты. И передача Квеситадзе не заслуживала доверия, ввиду многих моментов. Несмотря на то, что несколько раз у нее получились острые передачи, это не есть дебаты, в классическом понимании. Ей не хватает журналистской нейтральности и дебатирования между двумя сторонами. Журналист должен настолько разбираться в теме, чтобы включаться в нужный момент, не должен склоняться в чью-то сторону. Одной такой передачи в неделю недостаточно. Доверие к каналу определяется и тем, насколько прозрачен процесс: мы должны быть нейтральными, не должно быть подозрений в наличии коммерческого или политического влиянии, мы должны верно чувствовать пульс происходящих в обществе событий. Канал эти критерии не удовлетворял.

- Какой должна быть информационная политика канала?

-  Не надо брать в качестве примера обязательно BBC. Там такая прочная демократия, нам предстоит пройти большой путь, чтобы стать таким прочным телевидением.  Примерами для нас являются Словения, Словакия, Чехия. Там не делается акцент на информационные выпуски, они не ориентированы на скандалы - они дают обществу информацию, которая нужна ему, как прогноз погоды, которая пригодится как ориентир. Если случается какое-либо важное событие, это нельзя умолчать, случившееся следует проанализировать. Следует уделять эфир просветительским, познавательным программам, передачам, которые, с одной стороны, нужны меньшинствам, но необходимы и для большинства, чтобы оно больше знало и понимало о находящихся рядом с ним  меньшинствах и было более толерантно в их отношении.  Не должно быть тем маргинализованных, все вопросы должны стать предметом обсуждения. Такое телевидение мы должны увидеть в будущем в Грузии. Информационные выпуски должны быть более дайджестными в течение всего дня. А в конце дня – с компетентным обсуждением важных тем, вечером нужно дать ответы на главные вопросы. Это должно происходить в формате дебатов, должны быть представлены все стороны, в том числе и оппозиционная, - без нее не бывает прогресса.

- Каким видится вам путь к преображению Вещателя в такое телевидение?

- Попечительский совет должен комплектоваться людьми, имеющими определенный уровень компетенции, пользующимися доверием общества. Они должны правильно понимать происходящие на телевидении процессы, должны суметь правильно определить пути развития телевидения. В борде должны быть: юрист, финансист, медиа-эксперт, то есть, они должны уметь управлять телевидением. Должны быть усилены предусмотренные законом общественные советы, в которых будут представлены люди от всех структурированных групп общества. Они будут осуществлять надзор за определением приоритетов и участвовать в их осуществлении. Советы, наверно, существовали и до сих пор, но, скорее, формально. Они не влияли на работу Вещателя. Чтобы они не существовали формально, у них должна быть и финансовая заинтересованность, что необходимо для их активности. Мы предложили  инициаторам изменений в Закон «О вещании» подумать о выделении финансирования этим советам, и они, кажется, это предусмотрели.

- Согласны ли вы с законопроектом об изменениях в Закон «О вещании», в соответствии с которым Попечительский совет должен комплектоваться 3-мя представителями правящей партии, 3-мя представителями меньшинства, двумя – от Народного защитника и еще одним – от Аджарского телевидения?

- Считаю, что не должно быть двух членов Попечительского совета, назначенных Народным защитником, - зачем это нужно? Мы согласны с высказанным мнением парламентского меньшинства – что в Совете должен быть человек, представленный коллективом Общественного вещателя.  Это повысит степень независимости Попечительского совета, и интересы коллектива также будут соблюдены. Думаю, хотя бы один член Совета должен быть от Общественного вещателя.

- Почему вы думаете, что это необходимо?

- Ведь мы мотивированы на то, чтобы это телевидение состоялось. У работающих здесь людей должно быть ощущение стабильности, они должны видеть себя здесь в перспективе, должны желать рейтинговости и независимости телевидения, и должны быть свободны от какого-либо влияния.  Исходя из этого, предложенные коллективом кандидаты будут достойными, будут отвечать этим критериям и будут ориентированы на будущее – чтобы это телевидение состоялось, было независимым от политического или коммерческого влияния. Думаю, что влияние на это телевидение – это мина, на которой подорвется любая власть, которая этого захочет.

- Насколько свободным от такого влияния был этот вещатель до сих пор?

- Разумеется, не был.

- И власть подрывалась?

- В итоге, подорвалась. Это был один из важных факторов поражения прежней  власти. Когда люди видят, что телевидение, которое они финансируют, не отражает объективную реальность, их отношение к власти становится весьма критичным.

- Если сотрудники Вещателя изберут кандидатов в члены Попечительского совета, не возникнет ли опасность лоббирования интересов определенных групп внутри Вещателя?

- Наверно, будут известные всем критерии, которым должны соответствовать кандидаты в члены борда. Все смогут увидеть, насколько соответствуют кандидаты этим критериям. Думаю, эти кандидаты должны уметь оценивать происходящие на телевидении события и делать выводы.

- Вы сказали, что проблемы, о которых вы сейчас говорите, существовали и накапливались на протяжении 9-ти лет. Почему вы решили говорить об этом теперь?

- Я ушла с этого телевидения в 2006 году, когда генеральным директором была назначена бывший член борда Тамар Кинцурашвили. Она не умела управлять телевидением. Уволила много людей, в подготовке которых участвовали американские журналисты и специалисты BBC. Я сказала борду, что это – неправильный подход, и таким путем мы не сможем получить вещатель таким, каким он должен быть. После этого договор со мной упразднили, и меня уволили с работы. Вещатель находился под влиянием Института свободы. В 2009 году меня назначили руководителем 2-го канала Общественного вещателя. Совещания проводились очень редко, но я всегда критиковала информационную политику, считала неправильным, что она была ориентирована на скандалы, не отражала объективную реальность и замалчивала общественно значимые события. Так что, не могу сказать, что стала говорить об этом только сейчас.

- Что обусловило активизацию членов инициативной группы, сотрудников Вещателя?

- Выборы 1 октября. У меня возникло ощущение, что реальность в стране изменилась. Сейчас у нас момент, когда это телевидение может стать реально независимым. Наши акции являются также превенцией в отношении власти: что мы не хотим никакого влияния, хотим только влияния и давления общества, чтобы стать такими, как оно хочет. Это не протест против прошлого, это заявка на будущее, настоящее – что мы хотим иметь такой попечительский совет, который не будет вмешиваться в менеджмент, будет свободным.  Хотим такой менеджмент, который знает телевидение, выполнение приоритетов, что значит программирование, правильная информационная политика, будет креативным. Здесь работают талантливые люди, но когда у тебя одномесячный контракт, сложно проявлять свои способности полностью, мыслить перспективно, так как ты – в постоянном стрессе от страха увольнения. Но ведь телевидение – процесс продолжительный. У них должно быть ощущение стабильности, чтобы посвятить свой талант делу. Когда у тебя страх, что ты останешься без работы, и твоя семья будет голодать, - о каком творчестве может идти речь?!

Надеюсь, после принятия нового трудового законодательства это станет нонсенсом. У всех сотрудников «2-го канала» - одномесячные контракты. Лишь один год были 6-месячные, а теперь опять одномесячные. Это – лучшее средство воздействия на коллектив. Только у сотрудников информационной службы контракты 8-месячные. Говорят, что идет реорганизация, и потому это так происходит. Разве может быть постоянная реорганизация на протяжении 9 лет? Думаю, нужна также передача, которая будет подготовлена медиа-критиком, чтобы мы критиковали и оценивали наши же передачи. Правда и то, что вкус зрителя пострадал, трудно вернуть массе телевизионный вкус. На телеканалах воцарилась масскультура.  Наша задача – подготовка элитных передач. Мы должны заботиться о повышении зрительского вкуса. Мы должны вернуть каналу зрителя. В итоге, задач у нас несколько: правильное избрание попечительского совета, усиление общественных советов, перевод менеджмента на коллегиальное  управление и создание достойных условий для талантливых людей.

- И, наконец, каковы планы инициативной группы?

- Мы обратимся в парламент с вопросом: неужели поддержка 550 человек недостаточна, чтобы был поставлен вопрос об ответственности борда в то время, когда такой форсмажор? Если суд примет решение о возвращении Бараташвили (избранный в декабре 2012 года и уволенный в феврале 2013 года гендиректорGPB) и сочтет решение борда несправедливым, как они должны остаться на этой позиции? Если это случится, их легитимация будет полностью исчерпана.

Мы формируем профсоюзы. В устав внесли не только вопрос социальной защиты сотрудников, но и надзор за их творческой деятельностью и эфиром.  Мы заключим с генеральным директором коллективный договор о том, что будем защищать права члена профсоюза и сотрудника.  Когда у нас будет генеральный директор, мы обратимся к нему с просьбой о создании органа коллегиального управления, чтобы исключить единоличное управление. У профсоюзов – 56 учредителей, и в них объединились 200 человек.

Солидарность в медиа – дефицитна, особенно, в теле-медиа. Я хочу, чтобы профсоюзы Вещателя стали примером для других телеканалов, чтобы сформировался союз, у которого будут контакты и за рубежом.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test