Присоединяйтесь к нам

09.08.2013 09:29

«Не понимаю, сколько месяцев я должна считаться сотрудником и не выходить в эфир» - Инга Григолиа

Гела Бочикашвили
Интервью

1 августа с.г. сотрудник Общественного вещателя Грузии Инга Григолиа, вместе со своей рабочей группой, покинула телевидение. Они работали на передачей «Политическая неделя», которая должна была выходить в эфир два раза в неделю.

Подготовка студийных декораций для этой передачи обошлась Вещателю в 52 тысячи лари. Помимо этого, Вещатель тратил до 15 тысяч в месяц на зарплату группы из 7 человек. Контракт с самой Ингой Григолиа Вещатель подписал  15 февраля с.г.

Media.ge побеседовал с Ингой Григолия о причинах прекращения контракта с Общественным вещателем.

ინგა გრიგოლია

1 августа с.г. сотрудник Общественного вещателя Грузии Инга Григолиа, вместе со своей рабочей группой, покинула телевидение. Они работали на передачей «Политическая неделя», которая должна была выходить в эфир два раза в неделю.

Подготовка студийных декораций для этой передачи обошлась Вещателю в 52 тысячи лари. Помимо этого, Вещатель тратил до 15 тысяч в месяц на зарплату группы из 7 человек. Контракт с самой Ингой Григолиа Вещатель подписал  15 февраля с.г.

Media.ge побеседовал с Ингой Григолия о причинах прекращения контракта с Общественным вещателем.

- Почему вы ушли из Общественного вещателя?

- Я оформила контракт с Общественным вещателем, и в апреле уже должна была выйти в эфир. У меня все было готово, даже промо-ролик передачи был готов.

Это решение я приняла не в один день. В течение всех этих месяцев я постоянно задавала один вопрос: когда мы выйдем в эфир? Я не люблю положение, когда ты считаешься сотрудником и при этом не можешь предложить зрителю продукт в прямом эфире.

После апреля прошло очень много времени, но я не смогла получить точный ответ – когда я выйду в эфир. У меня не было конфликта с генеральным директором Вещателя Гиоргием Бараташвили. Несколько раз мы беседовали, я должна была выйти в эфир в сентябре. Оказалось, что до середины октября, до конца октября я не смогу выйти в эфир. Потому я и приняла это решение.

Практически ничего не мешало выходу в эфир. По контракту, в апреле я, со словами «Здравствуйте», уже должна была войти в эфир. Я столько времени являюсь сотрудником телевидения, а в эфир выйти не могла - вот так просто, обычно, я приняла решение.

Я оформила контракт до февраля 2014 года, включительно и могла так и сидеть, получать зарплату и в эфир не выходить. Но я действительно не хотела сидеть напрасно, и потому приняла это решение.

- Что было причиной того, что передача не выходила в эфир?

- Я начала работать на телевидении по приглашению Гиоргия Бараташвили. Попечительский совет сместил Бараташвили, потом был судебный процесс и его восстановление в должности. Когда я задала на телевидении вопросы, мне сказали, что из-за существовавшей там неразберихи тендер был объявлен поздно. Факт, что студия была подготовлена, и я могла 1 сентября выйти в прямой эфир.  

Не знаю, чье было решение, или что было причиной этого решения. Я говорю о фактах. У меня был оформлен контракт, и я еще 2 месяца не смогла бы выйти в эфир. Я работала, и что-нибудь спланирую и в ближайший период.

Никогда не пожелаю, чтобы в стране настало такое время, чтобы опять первые лица страны решали, кто должен быть в эфире, и кто – нет. Я не считаю, что я - чей-то враг, или почувствовала такое отношения от кого-то, - я не смогла выйти в эфир.

Если бы не приближающиеся выборы, еще можно было бы отложить, но я не понимаю, сколько месяцев я должна считаться сотрудником и не выходить в эфир. Я говорила об этом с Бараташвили и сказала ему, что, как видно, до президентских выборов не смогу выйти в эфир, и лучше мне уйти. Мы распрощались без каких-либо проблем.

- По вашему мнению, в чьи интересы входил все это время невыход вашей передачи в эфир? Говорят, что Иванишвили не хотел, чтоб вы вышли в эфир Первого канала, - вы слышали об этом?

- По правде говоря, хотел или нет Иванишвили моего выхода в эфир, я не знаю. У меня никогда не было касания с ним, и я его лично не знаю. И мне в голову не приходило, что передача могла быть заблокирована. И я не думаю, что у Иванишвили есть время и что он думает о том, должна Григолиа выйти в эфир или нет.

- Почему для вас важно выйти в эфир до выборов?

Эта передача не готовилась специально для президентских выборов. Ее подготовка началась несколько месяцев назад.

Скажу вам откровенно, что эта передача мне не безразлична, - будут ли столько месяцев положены на полку или нет. В нашей стране сейчас - такой интересный момент, что если ты выходишь в эфир с политической передачей, то должен выйти до выборов. Интересно будет и потом, но я вижу так.

Важно, что в стране должны пройти президентские выборы, и когда ты намерен начать новое ток-шоу, выйти в эфир важно для всех журналистов. Другой причины не было. Я уже и специальных гостей отобрала, в «промо» передачи уже отсняла первых лиц страны.

Меня никто не увольнял оттуда в порядке принуждения. Просто, я думаю, что должна продолжать мое дело. Ровно один год прошел с тех пор, как я сняла свою кандидатуру и не показывалась на телевидении как ведущая.

До сих пор я всегда говорила, что мне действительно нужна стерилизация, чтобы окончательно освободиться от политических эмоций. Я надеялась, что с апреля выйду в эфир.

- Вы работаете на телевидении с 15 февраля, после этого прошло 5 месяцев. Какую работу вам приходилось делать все это время?

- Студия теперь уже готова, и я свободно могла в сентябре выйти в эфир. Их ответ был – что новый сезон должен начаться после середины октября.

В течение этих пяти месяцев у меня было очень много съемок, над которыми работала техническая группа телевидения. Это не была однодневная работа. Шла очень серьезная работа, и я была готова.

Где удастся выйти в эфир с моим проектом, там я и выйду. Очень сожалею, что это не случилось на Общественном вещателе.

- От каких телеканалов есть у вас приглашения? Генеральный директор «TV-3» Каха Баиндурашвили говорит, что ведет переговоры с вами.

- У меня есть предложения не только от «TV-3». Мы и в эти минуты беседуем - не подумать ли мне о том, чтобы моя передача вышла в их эфир. Они готовятся к новому эфиру. Но у меня есть и другие предложения. Я уже не спешу говорить что-то заранее, потому что когда сказала, что буду выходить на Первом канале, - это не состоялось. Поэтому лучше я скажу об этом потом, когда выйду в эфир.

У меня есть очень большое желание выйти в эфир с той передачей, которую мы готовили к президентской кампании. Я уже сама не намерена продолжать переговоры долго – в ближайшие дни определюсь.

Не знаю, выйду ли я на другом канале с передачей того же формата или нет. У меня есть три предложения. Здесь разговор идет с разными телеканалами – о передаче того же формата и о других передачах. У меня нет желания говорить с вами о чем-то сегодня. Какой-то канал, с которым у меня есть сейчас переговоры, я ведь с каким-либо должна решить – куда этот проект пойдет, и с другими получится неудобно. 

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test