Присоединяйтесь к нам

18.08.2013 15:58

«Дело касается имиджа нашей компании, поэтому мы окажем максимальную помощь следственной комиссии» - Леван Кубанеишвили

Ната Дзвелишвили
Интервью

Согласно промежуточному отчету временной следственной комиссии парламента Грузии по изучению деятельности Национальной комиссии по коммуникациям Грузии (GNCC), Комиссия по коммуникациям лоббировала интересы компании GMG и вынуждала кабельные компании оформлять с ней кабальные договоры. Какой ответ дает генеральный директор GMG Леван Кубанеишвили на поступившие в парламент жалобы, какими были отношения между ним и бывшим председателем GNCC Ираклием Чиковани и каков результат встречи генерального директора GMG с членами следственной комиссии — по этим вопросам портал Media.Ge беседовал с Леваном Кубанеишвили.

 

ლევან ყუბანეიშვილი

Согласно промежуточному отчету временной следственной комиссии парламента Грузии по изучению деятельности Национальной комиссии по коммуникациям Грузии (GNCC), Комиссия по коммуникациям лоббировала интересы компании GMG и вынуждала кабельные компании оформлять с ней кабальные договоры. Какой ответ дает генеральный директор GMG Леван Кубанеишвили на поступившие в парламент жалобы, какими были отношения между ним и бывшим председателем GNCC Ираклием Чиковани и каков результат встречи генерального директора GMG с членами следственной комиссии — по этим вопросам портал Media.Ge беседовал с Леваном Кубанеишвили.

-Господин Кубанеишвили, вы встретились с членами следственной комиссии 13 августа. В чем состояла цель этой встречи, и каким стал ее результат?

 -Целью нашей встречи было представить нашу позицию в связи с промежуточным отчетом комиссии. На встрече присутствовали Тина Хидашели, Ани Миротадзе и Натия Капанадзе. Мы ознакомили их с нашим мнением по поводу вопросов, которые касались GMG в отчете. Например, вопрос учредителей, связанных с ними лиц и компаний и выяснили, что с юридической точки зрения все в порядке. Мы пришли к соглашению по каким-то вопросам, о том, что мы предоставим всевозможную информацию. Дело касается имиджа нашей компании, поэтому мы максимально включимся, поможем и предоставим максимальный объем информации.

-Согласно этому отчету, кабельные компании «Супер ТВ» (бывшая «Аиэти») и «Ахали кселеби» в своих жалобах указывают на то, что GNCC вынуждала их заключить кабальные договоры с вашей компанией. Каким является ваш ответ на эти обвинения?

-Я начну с компании «Ахали кселеби», жалоба которой в связи с нами оказалась очень неожиданной. Это один из наших лучших партнеров. Мы оформили с ними договор без всяких проблем. В своей жалобе эта компания пишет — 16 июля 2010 года на компанию «Ахали кселеби» наложили санкцию по причине того, что якобы Ираклий Чиковани создал кабельную компанию GMG, только у нее было право на ретрансляцию иностранных каналов, и остальных вынудили оформить с ней договоры.

Во-первых, GMG вообще еще не была основана 16 июля 2010 года, во-вторых — GMG с сентября 2012 года осуществляла ретрансляцию единственного иностранного канала, российского СТС. Мы создавали нашу продукцию, поэтому я никак не могу согласиться с их обвинением.

-А что касается «Аиэти»?

-Мы ведем с ними судебный спор, и я не удивлен. Подобные обвинения они предъявили и в суде, и две инстанции нас оправдали, сейчас дело в Верховном суде.

У «Супер ТВ» были эксклюзивные отношения с GMG. В договор было включено условие о том, что, если кабельная компания не выплатит GMG 30 тысяч, то у нее не будет права на оформление с ней договора. В марте 2011 года выплатить такую сумму могли только «Супер ТВ» и GNN, мы не смогли оформить договор с последней, они не хотели нас включать.

Этот пункт был для нас настолько кабальным, что мы его исключили. Помимо этого, у них скопилась задолженность перед нами в размере 420 тысяч лари, и мы подали в суд.

-После включения в свой пакет GMG у «Супер ТВ» выросла абонентская плата.

-Да, они увеличили плату. Нас нет в их пакете с сентября 2011 года, но они не уменьшили эту сумму, насколько мне известно. Они также заявили в суде, что Чиковани вынуждал их заключить договор, и они понесли ущерб в миллион лари. Ему никто не звонил и не просил — оформи договор с GMG.

Лично я присутствовал лишь на одной встрече с директором, господином Чигогидзе. Я ему сказал, что мы должны разорвать договор, он отказался, но у них скопилась такая задолженность, что нам пришлось идти в суд.

-В отчете комиссии речь также идет о кабельной компании «Мади» из Гурии. Ее директор утверждает, что его сперва задержали, затем взамен на процессуальное соглашение заставили уступить частоту, которую вы вскоре приобрели.

-Жалоба со стороны этой компании также неожиданна, потому, что мы не сделали для них ничего кроме добра. Когда мы купили у них лицензию, стоимость лицензии колебалась в рамках тысячи лари. Мы заплатили 14 тысяч лари. Десять тысяч составляла задолженность перед регулирующим органом, а 4 тысячи лари мы перечислили им на личный счет.

Ни один из учредителей нашей компании не имел никакого контакта с их компанией до ноября 2010 года, и мы даже не знали о существовании «Мади».

-Вы встречались с директором «Мади», Автандилом Девидзе?

-Я нет, с ним общался Мамука Гамкрелидзе [учредитель GMG]. Мне известно, что в тот период господин Девидзе был очень счастлив и доволен тем, что мы смогли избавить их от определенных финансовых проблем.

-Почему вы решили приобрести лицензию, принадлежавшую именно компании «Мади»?

-Мамука в сентябре спросил Георгия Ратишвили [бывший руководитель департамента регулирования вещания GNCC], есть ли какая-нибудь компания, у которой можно было бы арендовать лицензию, так как не получалось получить новую лицензию. Тогда это была абсолютно принятая практика. Георгий после определенного периода сообщил Мамуке, что есть компания, у которой имеется задолженность перед регулирующей комиссией, если мы готовы урегулировать вопрос с долгом, то можем связаться с «Мади».

У комиссии есть обязанность предоставлять определенные рекомендации регулируемым ею компаниям. Исходя из этого, я не думаю, что подключение GNCC представляло собой какое-либо нарушение. У комиссии оспаривают, что в январе 2010 года, когда идеи проекта не существовало даже в мыслях, она осуществляла давление на Девидзе, и его задержал KUD или SOD.

-Действительно, GMG основана в 2011 году, но, когда вы решили создать телекомпанию, когда начали подготовительные работы?

-Я и Мамука встретились в начале июля 2010 года, и я ему сказал, что у меня была такая идея. Он ее одобрил, до конца месяца мы сделали какой-то набросок, учредили новую компанию. Я могу с точностью сказать, что в январе 2010 года у меня не только не было идеи создать такую компанию, но не было и отношений с Мамукой. Я уже ничего не говорю о 31 июля 2009 года, когда началось следствие в связи с деятельностью «Мади».

-В каких вы отношениях с Ираклием Чиковани?

-Мы дружим, он мой очень близкий друг. Здесь нечего скрывать. Эти отношения не начались день или два назад. Они начались, примерно 20 лет назад, до тех пор, как Ираклий пошел работать в телевизионную сферу, а у меня возникла идея о создании телекомпании. Если бы Ираклий не занимал эту позицию, я бы все равно начал этот бизнес. Появился реальный финансовый ресурс, и я создал обычный бизнеспроект.

-Вы исключаете лоббирование GMG Ираклием Чиковани?

-Не имеет значения, как звали того, кто занимал пост председателя комиссии. У нас были совершенно оправданные с юридической точки зрения требования, удовлетворить которые пришлось бы любому человеку, который бы занимал этот пост. Если бы эти вопросы входили в компетенцию другой структуры, там было бы то же самое.

-В отчете идет речь о том, что Ираклий Чиковани оказывал содействие монополизации рынка компанией GMG.

-Когда мы вышли на рынок, единственной компанией, вещание которой ограничилось из-за того, что она вещала без лицензии, были каналы НТВ+. Эти права принадлежали нам на законных основаниях, и если бы регулирующая комиссия не запретила, сама эта компания, у которой мы приобрели права на показ этих спортивных мероприятий, потребовала бы наложить запрет.

О монополизации не стоить и говорить. Например, у Eurosport были права на показ определенных мероприятий на территории Грузии. Нам даже в голову не пришло внести против них какую-либо жалобу по той простой причине, что у них все было в порядке. Я очень хочу показать чемпионат Испании по футболу, но права на показ на грузинском языке приобрела Setanta, и я ничего не смогу сделать, мы не смогли достичь соглашения, они этого хотят и располагают ими. Сейчас компания «Силкнет» начинает создавать спортивный канал, и я ничего не смогу сделать, у них есть это право, и на этом все.

Соответственно, я не был монополистом. У меня было право на эксклюзивный показ на грузинском языке определенных мероприятий, но любой мог показывать эти же чемпионаты на другом языке.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test