Присоединяйтесь к нам

19.12.2013 20:52

Возвращение из Сараево – с болью и надеждой

Гога Апциаури. Гори
Записки журналиста

ბოსნია - გოგა აფციაური

Из Боснии-Герцеговины я вернулся несколько дней назад, но все время возвращаюсь мысленно в эту страну и в проведенные там дни. По приглашению Евросоюза, мы – грузины и осетины – познакомились с этой страной, многое узнали и получили много пищи для размышлений.

В конце 20-го века  в Боснии и Герцеговине разыгрался один из самых кровопролитных конфликтов. Босняки, сербы и хорваты не щадили друг друга. Во время боев в Сараево погибли тысячи детей. Маргарита Ахвледиани рассказывает нам: я, мол, читала, что пленным выкалывали глаза и посылали друг другу ведра, наполненные выколотыми глазами. В этой стране есть город Сребреница, где во время войны представители сербских военных подразделений отделили мужчин от женщин и всех мужчин, примерно, 800 боснийских мусульман, расстреляли - только за их происхождение и  вероисповедание. Сребреницкая трагедия признана самым кровавым убийством после Второй мировой войны.

В моих предыдущих записках 11 декабря я много говорил об истории и сегодняшнем дне этой страны и поэтому здесь поделюсь только впечатлениями.

Местные чиновники, представители неправительственного сектора и медиа, похоже, уже не хотят вспоминать о прошлом. Говорят нам – мы, мол, смотрим в будущее и забываем прошлое. В мэрии Сараево сербские и боснийские чиновники говорят нам, что до 1995 года воевали друг против друга, но теперь вместе решают проблемы города. Прошло 18 лет. Кажется, ни мы, ни наши осетинские коллеги не можем поверить, что живущие в Федерации Боснии-Герцеговины люди забыли эту трагедию. В автобусе беседую с Диной Алборовой. По ее мнению, одним из важных факторов примирения жителей Боснии является то, что Гаагский трибунал начал наказывать военных преступников. Сами же боснийцы выделяют три  основных мирных направления: открытие дорог, восстановление инфраструктуры с помощью международного сообщества и возвращение беженцев. А самое важное – что в конституции зафиксировано равенство всех наций.

Сейчас в Боснии-Герцеговине – три президента: босниец, хорват и серб. Решения принимают по взаимному согласию. Только мы узнали об этом – и словно совпадение: в тот вечер мой друг Зура Каулашвили пишет мне в Фейсбуке из Гори - в цхинвальской группе, мол, находится моя племянница, и она тебя хорошо знает. Я знал, что сестра Зуры вышла замуж в Цхинвали, и ее семья живет там. Знал и то, что у него – две племянницы, и одна из них  - журналист, но не мог себе представить, что она будет в группе вместе с нами. Сам Зура – беженец из Лиахвского ущелья и живет вместе с мамой, Нази Буруашвили, в Каралетском поселке беженцев. Тетя Нази – активный член мирного движения женщин и старается внести свой вклад в построение мира.

ბოსნია - გოგა აფციაური

Утром я разыскал Нино и говорю ей по-грузински – я, мол, друг Зуры. - Знаю, - ответила она тоже по-грузински. Давно, говорю, ты не видела Зуру и бабушку Нази? – После войны не встречались. Только бабушка и моя мама встретились в Стамбуле. Очень я по ним соскучилась, - сказала она с дрожью в голосе. Я тоже ничего не могу сказать. Повисла неловкая пауза. Перед нами сидит Медея Турашвили.  – Теперь, говорит она Нино, граница у нас открыта, и ты можешь с российским паспортом приехать из Владикавказа.  – С полученным в Цхинвали паспортом меня не пропустят, отвечает Нино, не поднимая головы. Мы не видим ее глаз, но чувствуем, что еще одно слово – и она расплачется. Собираюсь с силами и успокаиваю ее – все, говорю, будет хорошо, еще немного – и ты опять встретишься с бабушкой и дядями.

Все утро я думал лишь об этом. Боснийцы сразу же по окончании войны открыли дороги, и люди сами начали мириться. А у нас трагедия продолжается, и трагедия эта – в заборах и проволочных заграждениях, которые разделяют семьи и отдаляют друг от друга родственников. Строят нам, грузинам и осетинам, эти заграждения и все больше отдаляют друг от друга. Видно, понимает наш «благожелатель», что люди умеют быстрее политиков восстанавливать взаимоотношения и мириться. А ведь если смогли в Боснии-Герцеговине, то почему не должны суметь мы, абхазы и осетины?

Мы, совместная грузино-осетинская группа, путешествовали по разным городам Боснии-Герцеговины, времени у нас было достаточно, чтобы после каждой встречи поговорить друг с другом. Во время одной из дискуссий мы, члены грузинской группы, беседовали о европейском образовании, ценностях и о нашем политическом курсе, и в ходе разговора поняли, что в Цхинвали очень мало информации – пропаганда ведет лишь антизападную кампанию. Один из коллег говорит нам: ведь Европа – это однополые браки? Объясняем ему, что в Европе главное – права человека, что гарантии защиты всех меньшинств закреплены законодательно, что Европа означает качественное образование и достойная жизнь. Спорим, но спор этот -  конструктивен. Они нас слушают, а мы их слушаем. Говорят нам, что Россия физически спасла Южную Осетию от уничтожения, и они доверяют только России. Наконец, соглашаемся на том, что для улаживания наших взаимоотношений требуется время. И мы должны суметь говорить с ними на равных, иначе ничего не получится.

Неделя пролетела быстро. Из Сараево в Стамбул мы летели вместе. А из Стамбула мы вылетали в Тбилиси, а осетинским друзьям предстояло лететь в Москву. До тбилисского рейса оставалось 45 минут. Мы быстро прошли транзитный контроль, и получилось так, что разбрелись. Я, Иракли Кобалиа, Котэ Чикорая и Темур Тординава в сердцах сказали друг другу: эх, даже нормально попрощаться не смогли, - и пошли перекурить. А вернувшись оттуда, вдруг заметили на эскалаторе Алана, который поднимался наверх. Он крикнул нам – подождите, мол, меня внизу, я сейчас спущусь, мы всей группой вас там ждем. Мы быстро сбежали вниз, обнялись с осетинскими коллегами. Ребята нам крикнули – если, мол, приедете в Цхинвали, мы возьмем на себя ответственность за вашу безопасность. И мы пригласили их в Тбилиси. Эмоционально попрощались друг с другом.

Уже в Тбилиси мы узнали, что член нашей группы Олеся Вартанян получила приз за мирную журналистику. Я рад, что Олеся и Радио «Свобода» вносят свой вклад в журналистику мира. 

ბოსნია - გოგა აფციაური

Все эти дни я вновь думаю о Боснии-Герцеговине и о нашей поездке. Мне опять пришлось делать на «Свободе» репортаж о монтаже так называемых пограничных баннеров и проволочных заграждений. Закрытая дорога, разделенные семьи, разбросанные по разные стороны границы родственники. Люди, которые находят общий язык быстрее, чем политики. И так далее…

Сегодня я видел тетю Нази. Она первая меня позвала: Нино, мол, звонила и сказала – я там с Гогой Апциаури близко познакомилась. Я тоже кратко рассказал ей о тамошних делах. У тети Нази выступили слезы. И опять эта закрытая дорога, но все-таки есть надежда, что тетя Нази скоро вновь увидит внуков, и мы встретимся с нашими осетинскими друзьями в Тбилиси, Цхинвали, потом снова в Тбилиси и в Цхинвали. А до этого нам обязательно нужно немного времени и - открыть дороги.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test