Присоединяйтесь к нам

17.01.2010 21:28

журналисты должны знать законы, чтобы уметь защищать себя и «осуждать» чиновников

David Mchedlidze
Разговоры о медии

Русский журналист Олег Панфилов, переехавший из России в Грузию на постоянное жительство, в беседе с Media.Ge говорит о сложностях, успехах и вероятных перспективах грузинской и российской журналистики.

Какой видит он перспективу развития грузинской медиа, какие недостатки увидел после приезда в Грузию, и чего не достает грузинским журналистам более всего, - об этом вы узнаете из предлагаемого интервью Олега Панфилова.

- Господин Панфилов, как вы оцениваете сегодняшнее положение грузинской медиа?

- Мне трудно оценивать положение грузинской журналистики, - я не знаю грузинского. Но, приблизительно, понимаю то, что происходит. Как и в других постсоветских странах, газеты в Грузии резко размежеваны с телевидением. Вообще-то, во всех странах население получает больше информации от телеканалов, чем из газет. Газетный рынок в Грузии, как и в остальных постсоветских странах, невелик, невелики и тиражи, и печатная медиа отличается агрессивной информационной политикой. Грузинскую журналистику следует оценивать по двум факторам: с учетом первого фактора, Грузия находится в очень хорошем положении, поскольку имеет самый хороший закон, регулирующий медиа. Как говорят эксперты, этот закон намного превосходит законы, которыми руководствуются страны Восточной Европы. И действительно, Грузия - единственная на постсоветском пространстве страна, в которой конституция запрещает существование государственных медиа-средств. Важно, что в Грузии не нужна аккредитация, и зарубежные журналисты имеют возможность свободно работать.   -  Но существуют и проблемы, которые мы не можем обойти. Интересно, в чем видите проблему вы?

- К сожалению, существуют другие проблемы, например, проблема образования. Вот эти два фактора реально существуют в различной атмосфере, и никак не соприкасаются. То есть, существует хорошая законодательная база, но это никак не способствует развитию журналистики, так как журналисты традиционно, еще с советского периода, не любят читать законы и соблюдать их. То, что на постсоветском пространстве власть не любит соблюдать законы, - дело обычное, но самая большая проблема в том, что журналисты не хотят знать законы и использовать их в своей работе. Вообще, свобода слова - это не только слова, но и ответственность. Поэтому журналисты должны знать законы, чтобы уметь защищать себя и "осуждать" чиновников. Чтобы, например, когда им не дают информацию, они могли бы использовать Административный кодекс. Короче, знание законов в Грузии - на очень низком уровне. Я говорил с представителями Ассоциации молодых юристов, и они мне сказали, что в регионах Грузии журналисты более-менее активны, а тбилисские журналисты применяют законы очень редко. Вот этот, второй, фактор - очень важен. Образование журналистов нужно изменить. К сожалению, в системе образования во многих университетах все еще ощущается советское наследие, и поэтому нужно создать новую школу, которая будет соответствовать европейским стандартам. Это должна быть магистратура, и обучение журналистике детей должно прекратиться, так как ребенок со школьной скамьи не может стать профессиональным журналистом, - у него обязательно должно быть какое-то образование, жизненный опыт.

- Если сравнить грузинскую и российскую журналистику, - какой можно сделать вывод?

- Грузинскую журналистику нельзя даже сравнивать с российской. Когда я в России говорил своим друзьям, что в Грузии есть два телеканала, "Маэстро" и "Кавкасиа", на которых с утра до вечера критикуют только одного человека и его окружение, - это вызывало удивление, так как там уже 10 лет, как позабыли, что такое - плюрализм. Единственный информационный телеканал, который передает более-менее объективную и альтернативную информацию, - "РЕН-ТВ". Все остальные, к сожалению, - это государственная пропаганда. К сожалению, в России не существует традиция свободы. Однако есть несколько качеств, которые должны быть присущи журналистам: во-первых, это способность чувствовать себя свободным, во-вторых - любознательность. В России очень мало кто знает, что такое свобода! В России есть журналисты, которые пытаются сохранить профессию и независимость, но их мало. И причиной моего переезда в Грузию было то, что я не видел перспективы продолжения работы. Когда не видишь результата, неинтересно работать. 

- Ваш "рецепт" того, как должны измениться к лучшему грузинские журналисты?

- Они должны быть умными… Недавно меня пригласили на одно радио, и двое журналистов пытались поставить меня в тупик только потому, что где-то вычитали обо мне какие-то сплетни, и я был вынужден систематически отвечать: это неправда, это сплетни… Пришлось доказывать, что я не сумасшедший. Поэтому я и хочу, чтобы журналисты были лучше политиков, так как их деятельность - общественная. Это то правило, которое должна соблюдать и оппозиция. Я все время говорю, что грузинская оппозиция должна быть умнее власти. Но это у оппозиции пока что не получается. Так что, уровень журналистики в Грузии очень низок. Их вопросы основывались на сплетнях. Например, спросили, правда ли, что общекавказский канал создан на деньги Березовского? Я им сказал, что это неправда. Они спросили, - вы правда стараетесь с помощью этого канала разъединить страны Южного Кавказа? Да Господи, этот канал создается для того, чтобы объяснить людям, что существует единый Кавказ, и это не Грузия, а Кремль пытается его разъединить. На этом канале я делаю публицистическую передачу, это не будет политика, поскольку я не жил в Грузии. 

- Как, по-вашему, не становится ли профессия журналиста непопулярной в мире? На постсоветском пространстве эта тенденция очевидна…

- Нет не во всем мире. Знаете, непопулярность этой профессии заметна на постсоветском пространстве. Во всяком случае, везде, где я читал лекции, студенты - в основном, девушки. Это говорит не о том, что девушки умнее, - это, просто, вопрос престижности и заработков. Это глупость, когда говорят, что журналистика - это такая профессия, что не надо, мол, думать о деньгах. Нет, наоборот, - бедная журналистика не может быть журналистикой! В таком случае, падает престиж профессии. Кроме того, существует давление властей, и когда журналисты не могут защитить себя от давления власти, они разочаровываются в своей профессии. Но я думаю, что ситуация в Грузии в этом плане не столь тревожна: если тебе не нравится Первый канал или "Рустави-2", то переключись на "Маэстро" и смотри, не хочешь читать "Квирис палитра", - покупай "24 саати" и читай. Когда существует разнообразие, это означает, что страна живет. У грузинской журналистики есть перспектива.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test