Присоединяйтесь к нам

16.12.2012 13:58

Люба Элиашвили требовала позитивного освещения «Картули оцнеба» – Тамар Рухадзе

Майя Циклаури
Интервью
თამარ რუხაძე (photo: )

После ухода из телекомпании «9 архи» («9 канал») генерального директора Кахи Бекаури его место заняла Люба Элиашвили, бывшая до этого его заместителем в сфере информационной политики. После ее назначения часть журналистов ушли с телеканала. Почему они отказались работать вместе с Любой Элиашвили,  чьи интересы ей хотелось проводить, и почему неожиданно началась реорганизация телеканала – на эти темы Media.Ge побеседовал с бывшим руководителем информационной службы «9 архи» Тамар Рухадзе, которая вместе с рядом журналистов покинула телеканал.   

- Какие задачи поставил перед вами менеджмент телеканала, когда вы пришли туда?
- Когда тебе предлагают быть руководителем информационных выпусков, в первую очередь, ты спрашиваешь у них – в курсе ли они, какие новости ты делаешь, какие у тебя принципы. До начала работы у меня был разговор с Кахой Бекаури. С ним я работала и раньше, и поэтому детального разговора не было. У нас было абсолютное совпадение взглядов на деятельность. И меня беспокоило только то, насколько будет защищена моя свобода работы. Он сказал мне, что гарантом этого будет он сам - генеральный директор, как вышестоящее лицо. Моей же единственной задачей было создать ньюсрум и, затем, новости.

-  Были ли какие-либо замечания, претензии менеджмента телеканала уже после того, как вы начали там работать?
- Я считала себя подотчетной перед зрителями, моими журналистами и генеральным директором. И в этом отношении ни по одному из направлений замечаний либо претензий не было.

- Какую роль в этом процессе играла Люба Элиашвили? Как выяснилось, она была заместителем директора в сфере информационной политики…

-  Да, она была заместителем Бекаури, но ее должность была абсолютно формальной по той простой причине, что она решений не принимала.  У калбатони Любы не было ни полномочий, и ни авторитета для того, чтобы учитывалось ее мнение. Она очень редко появлялась на телевидении. В предвыборный период у нее были свои пожелания в связи с конкретными темами, что для нас было неприемлемым.  

- И какие у нее были пожелания? В чем вы не могли прийти к согласию?
- Например, у нее было такое предложение – давайте, мол, на протяжении двух месяцев освещать только одну партию, и какая разница, что скажет мониторинг.  Такие идеи и пожелания мне непонятны. На «9 архи» не было ни одного репортера, для которого было бы приемлемым что-либо подобное.

У нас был сюжет о ксенофобии, в котором мы назвали политиков, которые говорили  что-либо подобное. Среди них был и член «Картули оцнеба». Калбатони Любе хотелось, чтобы этот политик в сюжет не попал.

- Любе Элиашвили хотелось, чтобы коалиция «Картули оцнеба» освещалась в информационных выпусках «9 архи» в позитивном тоне?

- Да, это так. Но тогда вышестоящим по отношению ко мне и принимающим решения лицом был генеральный директор, и поэтому я не считала себя обязанной учитывать в подобных ситуациях пожелания и взгляды его заместителя.

- Каха Бекаури был для вас гарантом редакционной независимости?
- Естественно, да.

-  В качестве одной из претензий к вашей команде Люба Элиашвили назвала низкий рейтинг телеканала. Были ли у менеджмента телеканала претензии в этом отношении ранее?
- Если Люба Элиашвили была заместителем директора телеканала по линии информационной политики на протяжении семи месяцев, то почему тогда она не была ответственной за безрейтинговость телеканала?! Я не знаю, верит ли она последним исследованиям, но их результаты показали, что рейтинг у «9 архи» оказался выше ожидавшегося. 

- Какие еще претензии были у уже нового генерального директора?
- На совещании она сказала, что новости были неинтересными и делались снобистски. Мне непонятно, что означает «снобистский сюжет».  Калбатони Люба заявила, что ей нравится стиль «Инфо 9». Несмотря на мое большое уважение к работающим там людям, я считаю, что то, что делало это агентство - это не журналистика. Есть один стандарт, по которому работало «Инфо 9», и второй, которым руководствовался «9 архи». Я работаю так, и поэтому для меня непредставимо работать с людьми, для которых этот стандарт неприемлем. И ты либо должен подчиниться, либо уйти.

Мы все сказали ей, что во избежание приостановки вещания мы можем оставаться на телеканале столько времени, сколько необходимо, но она ответила, что мы уже свободны.

Еще была длившаяся несколько дней попытка встречи с владельцами, но она не увенчалась успехом.

- После прихода Любы Элиашвили оказалось, что на «9 архи» должна была начаться реорганизация, что подразумевало смену формата – с новостного на общее вещание.  Были ли разговоры о реорганизации ранее? 

- На конец декабря планировался переход в новый офис, шла работа над несколькими проектами, в том числе утренним проектом, вечерней информационной передачей, ток-шоу. Лично я работала над одной из входящих в новостной формат - двухчасовой передачей. Этот процесс был почти завершен. О том, что должно было быть введено общее вещание, и добавиться развлекательные передачи, речи не шло.  

Новый офис в Дигоми полностью сделан и обустроен под новости. Все автоматизировано для того, чтобы информационные передачи передавались с утра до вечера. Студий, необходимых для осуществления общего вещания, там нет. Новый эфир вновь должен был быть в информационном формате. 

- Почему, по вашему мнению, планы изменились?

Для меня это остается загадкой.

Говорят о том, что на новый офис и «9 архи» были потрачены крупные суммы. Но тогда неясно – если крупные суммы уже потрачены на дигомский офис, обустроенный под новостной формат, а ты сейчас переходишь на общее вещание, получается, что ты выбрасываешь эти деньги?!

- Часть общества изначально же рассматривало открытие «9 архи» как предвыборный проект. Были ли у вас ожидания, что это будет долгосрочный проект? 
Бидзина Иванишвили не раз заявлял, что ранее,  закрытием «9 архи», он допустил большую ошибку,  которую больше не повторит, и поэтому у нас не было ожиданий касательно того, что это – лишь предвыборный проект. Кроме того, мы видели, что делалось для нового офиса, все было рассчитано на долгосрочный период.  Лично у меня был годичный контракт, то есть, как минимум год мы должны были работать.

- Явился ли уход Кахи Бекаури для вас неожиданностью?  Говорили ли на эту тему до этого?   

- Нет, в конечном итоге это случилось неожиданно. Возможно, я слышала какие-то слухи на эту тему, но когда менеджмент телеканала работает над долгосрочными проектами, и когда должен начаться обновленный эфир,  на этом фоне уход генерального директора, конечно же, явился неожиданностью. 
- У вас, наверное, был разговор между собой, чем он объяснил свой отход от начатого дела на полпути?

- Исходя из его комментария, было очевидно, что сам он этого решения не принимал.

- «Саерто газети» («Общая газета») обвинила вас в агентуре в пользу «Национального движения», вы заявили, что намерены жаловаться…

- Я должна показать печатную версию этой газеты юристам. Для меня нет разницы, сколько человек читают эту статью. Факт, что она ущемила мою честь и достоинство и распространила ложную информацию. Была написана ложь, тогда как перепроверить информацию было очень просто. Но со мной из этого издания никто не связывался.

И я очень далека от мысли, что это – лишь идеи Ирины Гогосашвили (автора статьи). Это – целенаправленная кампания для доказательства того, что ушедшие с телеканала люди  были плохими, и хорошо, что они его покинули. 

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test