Присоединяйтесь к нам

21.12.2012 14:08

«От членов Совета просочилась информация, что проведут Бараташвили» - Нино Данелиа

David Mchedlidze
Интервью

20 декабря попечительский совет Общественного вещателя Грузии (ОВГ) назвал 5 участников 2-го этапа конкурса на вакантную должность генерального директора ОВГ. Посредством skype, в заседании участвовала и член попечительского совета, медиа-эксперт Нино Данелиа, которая находится сейчас в США.

Насколько здоровым был процесс отбора кандидатов, остались ли за порогом 2-го тура другие достойные кандидаты, насколько прозрачен Попечительский совет Общественного вещателя и процесс отбора кандидатов, - на эти и другие вопросы Media.ge Нино Данелиа ответила письменно.

- Как происходил процесс отбора кандидатов на пост директора Общественного вещателя? Насколько согласованно работали члены борда, и что было главным критерием при отборе?

- Процесс не происходил вообще. Попечители отказались от удовлетворения общественного интереса и прозрачного рассмотрения кандидатов. Естественно, рассмотреть 143 кандидата было невозможно и не нужно. Отобрать из 143-х кандидатов участников второго тура не сложно. Я предложила рассмотреть кандидатов, попавших в короткий список членов Совета, сказать – кто и почему считает своего избранника сильным кандидатом, обсудить их, и чтобы происходил здоровый процесс. Так происходит везде, где я была в комиссии: члены комиссии обсуждают, а после обсуждения принимают решение - все индивидуально и тайно, разумеется, но после обсуждения, обмена аргументами, споров. Тайность же заключается в том, что в итоге никто не знает окончательного решения члена Совета. В ответ на мою просьбу я услышала такие ответы: где у меня столько времени, чтобы рассматривать все кандидатуры? Голосование тайное и поэтому обсуждать не будем; я принял твердое решение и не пересмотрю его в любом случае; не хочу обидеть знакомых, за которых не проголосую; не хочу называть моих кандидатов вслух - и т.д.

Согласитесь, аргументы совершенно несерьезные. Причем, когда председатель написал окончательный список кандидатов, получивших хотя бы один голос, их оказалось 12. Сколько времени могло понадобиться на рассмотрение одностраничных CV 12-ти кандидатов? Разве не стоило потратить это время на проведение демократического и прозрачного процесса? Не стоило попечителям показать, что они считают себя ответственными перед обществом? Бесспорно, стоило. Тем более, что я сначала же пошла на компромисс и предложила отключить камеру, если мы не хотим публичности, но только, сказала я, обсудим, отнесемся к этому важнейшему процессу с ответственностью и профессионально. В ответ на эту просьбу, член Совета Давид Канделаки, который избран в Совет по квоте Гии Тортладзе, сказал, что не верит мне, и что вместе со мной в Скайпе присутствует кто-то еще, и я, дескать, обеспечиваю прослушивание заседания Совета. Не знаю, кого я должна была добавить, - весь аппарат премьера, МВД, прокуратуру или кого еще. Короче, я выслушала такую неслыханную клевету и оскорбление. Здесь же должна подчеркнуть, что  Попечительский совет Общественного вещателя не является закрытым заседанием: по Грузинскому законодательству, на заседании могут присутствовать все заинтересованные лица, и обеспечение его тайного слушания – это просто маразм, который может возникнуть только в больном воображении.

- Вы отдали голос всем из 5-ти отобранных кандидатов? Если кого-то  не поддержали, то почему?

- Нет. Трем из этих пятерых я голос не дала. У меня нет никаких оснований сомневаться в том, что у них есть навыки хорошего менеджера и знания. Но медиа, тем более Общественный вещатель, – это не обычная бизнес-компания. У него – особая функция перед обществом, и если ты не знаешь этих ценностей, то - как бы хорошо ты ни умел, скажем, планировать культурные мероприятия для «Ивент мастерс» или составлять кризисный бюджет «Дексуса» (Тинатин Рухадзе), разрабатывать проекты электронных архивов информации и системы электронного управления и руководить ими (Меги Тавдумадзе), каким бы ни был профессором в менеджменте человеческого ресурса или менеджменте управления, - думаю, не сможешь стать хорошим директором Общественного вещателя. Хотя, я была готова выслушать моих коллег и обсудить, и я действительно смогла бы изменить мнение в пользу этих людей, если бы увидела в ходе дискуссии, что ошибаюсь в оценке.

- Который кандидат для вас приемлем, и почему?

- Я отобрала шесть кандидатов, выслушать которых, по-моему, было бы интересно и мне, и грузинскому обществу. Давид Картвелишвили, Натиа Абрамиа, Леван Гирсиашвили, Котэ Члаидзе, Иракли Таблиашвили и Гиорги Бараташвили. У всех из них есть свои сильные стороны: у одних – опыт работы в ведущей западной медиа и, соответственно, владение высокими медиа-стандартами, у других – опыт управления организацией, производящей медиа-продукт, у третьих – знание технической стороны телевидения. Важно и то, что, судя по CV, их профессиональное прошлое не отягощено никаким компроматом. Троих из них я знаю и лично, троих – не знаю. Обсудить их мне было бы интересно, и я даже попросила Совет обсудить хотя бы мои кандидатуры. Мне нечего скрывать ни от кого, и даже знакомые на меня не обидятся, так как все, кто имел со мной какое-то соприкосновение, знают, что я никогда не принимала решения по знакомству, и самое главное для меня – именно профессионализм, а не знакомство. И это легко проверить. Я каждый год являюсь членом комиссии GIPA (Института общественных дел), а также в нескольких фондах была членом комиссии при отборе медиа-проектов.

- У какого кандидата больше всего шансов, исходя из состава Совета?

- От членов Совета просочилась информация, что проведут Бараташвили, и эту схему придумали таким образом: троих кандидатов забракуют ввиду отсутствия опыта в медиа-менеджменте, одного – ввиду отсутствия достаточного опыта в медиа-менеджменте, и останется Бараташвили, заместитель Гии Чантуриа, с опытом менеджмента, внутренний кадр, со знанием этого телевидения. Эта информация вышла из Совета. Разумеется, говорят, что так хочет Гахеладзе, и все забывают о своей личной ответственности в этом процессе. Посмотрим, что будет. Дай Бог, чтоб я ошибалась, и на этот раз результат не окажется решенным еще до процесса.

- Насколько это нормально, что собеседование назначено на следующий день после отбора кандидатов? Вы не говорили с членами Совета по этому вопросу? (Вероятно, Совет должен был учесть, что кандидатам нужна подготовка. Они и концепции не представили)

- Концепций никто не требует. В том-то и проблема. Я уверена, что у некоторых членов не будет даже ручки и блокнота, чтобы записать ответы кандидатов. Им это не нужно. Они знают, кому должны отдать голос.  Вы, наверно, не можете себе это представить, но на такой важный пост, с учетом такого сложного контекста, на фоне такого недоверия к Совету, эти люди не требуют видения кандидатами развития Вещателя в письменном виде, не обсуждают, не спорят, просто принимают решение, опираясь на устную речь кандидата. Слышали ли вы где-нибудь о таком несерьезном и непрофессиональном подходе, может, приведете пример читателям? Для меня это непредставимо.

Начиная с приемных экзаменов  GIPA и кончая различными фондами, все комиссии спорят, утверждают своих кандидатов или сильные стороны проектов, являются сторонниками, противниками, идет процесс. А здесь – полная идиллия. Это для меня непредставимо. Такого опыта у меня не было нигде.

- Мы прочли ваши комментарии на статусе Гиорги Меладзе в «Facebook». Вы говорите, что была попытка помешать вам в ходе заседания Попечительского совета. Если был такой факт, может, расскажете детально?

- Я не была включена в ходе всего заседания. В какое-то время они сказали, что должны принять какой-то финансовый документ в связи с долгом, и что это меня не заинтересует. Поэтому меня временно отключат от Скайпа, а потом, когда перейдут на кандидатуры, включат. Я сказала, что меня интересует и финансовый документ, и поскольку я присутствую на заседании Совета, то не вижу проблемы, чтобы полноценно принять участие в заседании. Между тем появился один член Совета, который сказал, что Бакур Сулакаури (член Совета) не видел все CV и должен их просмотреть. Поэтому меня отключили под тем предлогом, что Сулакаури должен был прочитать CV на том экране, где я была включена по Скайпу. Напомню, что в рабочей комнате Совета стоит компьютер, и тот лептоп, посредством которого я была включена в Скайп, не был единственным компьютером в комнате. Компьютер также стоит там же, в приемной, и в комнате председателя, так, чтобы члены Совета могли в спокойной обстановке знакомиться с биографиями кандидатов. Короче, так или иначе, меня отключили и включили спустя немалое время. Что там случилось за это время, не знаю. Факт, что в моем присутствии о финансовом документе не говорили. Я была уже достаточно взволнована после выслушивания клеветы Канделаки, и когда начали писать на доске фамилии кандидатов, уже не стала выражать несогласие.

- Вы требуете, чтобы  собеседование с кандидатами передавалось в прямом эфире. Согласятся на это ваши коллеги? Или по этому вопросу происходят какого-то вида переговоры?

- Нет, не согласятся. Люди не согласились обсуждать короткий список своих избранников, и теперь согласятся на прямой эфир?! Ведь тогда мы увидим всех – какой кандидат что знает, у кого какое видение, какие вопросы задают члены Совета.

Напомню вам, что конкурентом Чантуриа был Звиад Коридзе. Если бы этих кандидатов посадили на дебаты в прямом эфире, то сразу же выявилось бы полное преимущество Звиада Коридзе. И тогда им труднее было бы обосновать, почему они выбрали Чантуриа.

Потому и важна прозрачность процесса, что у этого телевидения – особая функция перед обществом: от него общество более всего требует беспристрастного и профессионального ответа на вопросы, ему не прощается предвзятость, оно должно служить общественным интересам. Все мы подотчетны и должны суметь обосновать обществу, почему принимаем такое решение, которое принимаем.

- Определенные лица из сферы медиа требуют отложить процесс избрания директора Вещателя до тех пор, пока не будет разработано новое законодательство и не будет избран новый борд. Вы согласны с ними? Как вы думаете, существующий Совет не сможет избрать достойного кандидата?

- Не была согласна до сегодняшнего дня. До конца надеялась, что Совет осознает: если сейчас процесс пойдет неправильно, в результате чего не будет избран директор с достойной профессиональной репутацией, то парламент распустит этот Совет, и лично у меня нет гарантии, что и Совет, и директор не будут кандидатами «Грузинской мечты», и это телевидение опять не окажется в руках очередного правящего большинства.

Важно создать Общественный вещатель, свободный от всяческого политического влияния, а не переводить его из одного политического лагеря в другой. Но сегодня я сомневаюсь, что Совет, который боится полемики, который скрывает свой выбор из боязни перед знакомыми, у которого нет времени на обсуждение кандидатов, примет какое-то порядочное решение. Понимаю, что не должна говорить так о коллективном совете, и что там – 10 членов, но сегодня эти 10 членов, коллективно, были противниками публичного, прозрачного рассмотрения, и ни один из них не сказал, что никакое вероломное включение в Скайп кого бы то ни было и прослушивание заседания не могло быть проблемой, так как, каким бы крайне аморальным человеком я ни была, заседания Совета – открытые, и именно в подтверждение этой прозрачности осуществляется запись заседаний.

Впрочем, сколько раз на заседании 20 декабря камера включалась и отключалась, - сказать не могу, не считала. Так что, вы, оказывается, видите лишь монтаж заседания, а не запись всего заседания. Соответственно, разговор о прозрачности процесса представляется мне полным абсурдом.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test