Присоединяйтесь к нам

Анна Броладзе

На грани войны нервов, войны информационной и настоящей

14.03.2014 11:08

Перед отъездом в Крым я думала о рисках: не испугаюсь ли, не помешает ли этот страх работе, поскольку в деле я – максималист. Мне приходилось участвовать во многих напряженных съемках – во время стычек и драк, на акциях, на разгонах, но на войне – никогда. Причем война ожидалась, и ожидание это остается. Решающую роль сыграла настойчивость Беки. Бека – мой муж, к тому же оператор, которого привлекают экстремальные, неконтролируемые ситуации. 

Продюсер «Маэстро» разбудил меня в 2 часа ночи следующим текстом: «Завтра соберись и подготовься, отправляю тебя в Киев – не боишься, ведь ты хотела поехать?». Процессы на Майдане уже завершились, и я сразу отвечаю: «Я поработала бы с большим удовольствием не в Киеве, а в Крыму». Выбор оставили за мной, и после долгих ночных раздумий на следующий день я уже оказалась в аэропорту Симферополя.

Ожидала увидеть блок-посты. До нашего приезда, аэропорт и въезды в город были блокированы, и их контролировали неизвестные вооруженные лица. До гостиницы я доехала без проблем и удивилась: столицы Крыма живет в обычном режиме. На первый взгляд, ничего особенного не происходит, не считая нескольких малочисленных акций с российскими флагами. Лишь после недельной работы я осознала, что Крым находится на грани войны - войны нервов, войны информационной и настоящей. Войну нервов, пока что, выдерживают все стороны. В войне же информационной у всех – свои правила игры. В эфире пророссийских каналов ничего не происходит, а по информации проукраинской медиа - началось второе пришествие. Источники информации приходится перепроверять. Мы тоже участвуем в этой войны, но – нейтрально, осторожно, пока без бронежилетов, специальных касок и дыхательных масок.

press maestro tv

Рабочий темп у нас в Крыму – быстрый, мы на 2 часа отстаем от грузинского времени, и эту разницу надо учитывать. Заранее ничего не спланируешь, ночью нормально не выспишься – как бы чего не случилось. Поесть почти не удается, потому что сколько раз я решала пойти поесть, столько раз оказывалась на съемке. Выходить наружу с микрофоном и камерой в сумерки уже опасно. Избили журналистов съемочной группы украинского канала, греческих журналистов, отняли всю аппаратуру у группы «Associated Press». Участились факты грабежа. Короче, передвигаемся по городу на грани между сбором информации и соблюдением норм безопасности. Несмотря на это, говорю маме, что все хорошо, муж-оператор меня защищает и причин нервничать нет.

За видимой повседневностью – стабильно напряженная ситуация, Так сказал нам, грузинским журналистам, один из руководителей военного штаба. И именно этим прилагательным определяется для меня вот уже 11-дневная рабочая обстановка в Крыму. За первые 6 дней я прошла расстояние больше, чем обычно прохожу за год. Побывала в расположенных в 100 километрах от Симферополя 7-ми или 8-ми военных базах, подразделениях и полках. Могу смело рассказывать внукам, что обошла пол Крыма. Причем, я не военный журналист. Людей в военной форме я уважала всегда, но поведение украинских военных в Крыму, как минимум, удвоило это уважение. Никогда не забуду командира Керченского морского погранотряда, поцеловавшего мне руку, когда мы покидали его часть. Возможно, кому-то эта деталь покажется незначительной, так как они не видели палатки и российскую военную технику возле украинских подразделений, но тот офицер даже в этих условиях не забыл, что перед ним – женщина. И я не забуду его прощание с поцелуем руки – ни как журналист, ни чисто по-человечески.  

«Вам, наверно, знакома эта ситуация, - ведь процессы в т.н. Южной Осетии и Абхазии развивались идентично», - так нас, грузин, встречали сторонники единства Украины. Хотя, гораздо чаще нам приходится терпеть агрессию и просто усмешки. Мы объясняем им, что приехали в такую даль не для сокрытия информации, а для освещения реальности. Пророссийская общественность, т.н. отряды самообороны и казаки смотрят на нас с подозрением, и я погрешу перед истиной, если скажу, что чувствую с их стороны любовь и тепло. Они не любят журналистов, во всяком случае, никого, кроме русских. У всех – проблема с работой. Например, на пресс-конференцию председателя местной рады я попала только после настойчивых, в течение нескольких дней, звонков - в первый и последний раз, так как им не понравились мои вопросы.

Я родилась в 1987 году, и Советский Союз не застала. Крым возместил мне эту «ностальгию», здесь с российскими флагами в руках охраняют памятник Ленину и воспевают «державу». Впервые после недельной работы мы отсняли акцию с украинскими влагами, и я испытала такое чувство, словно болела за единство собственной страны. Соблюдение нейтральности и баланса уже шестой год является одной из главных задач моей журналистской деятельности, но здесь, отключая микрофон, я становлюсь рядовым болельщиком Украины, и мне очень нравится их гимн.

Но главное, все-таки, впереди: на 14-й день моей работы назначен референдум. Этот день решит, когда я вернусь домой, и каким будет будущее Крыма. Что бы ни случилось, все-таки скажу, что я – везучая. Я приехала на полуостров, где у меня не было номера хотя бы одного знакомого, но я не упустила ни одной новости. Случайно нашла водителя, который оказался бывшим военным, и его прошлый опыт и знание военных объектов меня выручают. Мне повезло с коллегами, которые меня охраняют и заботятся обо мне, – потому что я единственная среди них девушка. И я не говорю уже о муже-операторе, который помогает мне все выдержать в этой, пока что, самой длительной в моей журналистской деятельности «поездке». 

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test