Присоединяйтесь к нам

Правосудие меньшинства?

02.02.2011 17:05

"Большинство откликов на моем блоге указывает на то, что общественный заказ на повышение полномочий Хартии журналистской этики пока отсутствует", - такое заявление сделала журналист ИаАнтадзе на последнем общем собрании членов Хартии.Опубликованное 28 декабря прошлого года на ее блоге письмо касалось внесения изменений в Устав Хартии и, в целом, ожиданий общественностии ее отношения к Хартии. Комментариев было выложено немало - 20 страниц. Наиболее распространенное отношение к этому вопросу можно выразитьв приводимых ниже взглядах трех авторов.

GERMANE: "...Любой журналист, и даже не журналист, может раскритиковать статью своего коллеги вплоть до полного его унижения, - зачем для этого организация?.. Организация должна защищать не только свободу мысли, но и самих журналистов защищать именно от подобного унижения. Только тогда "хартия" будет иметь смысл. А сейчас Хартия является рупором одной пристрастной анти-мишистской группы. Никакой критики в отношении фальсификаторов с другой стороны не пишется. Я здесь однажды сказал и повторяю - если "Хартия" хочет доказать свою беспристрастность, - пусть тогда хотя бы раз укусит "собственный хвост".

bladi: "Почему у них есть право без суда присуждать людей к смерти, объявлять преступниками, называть учащихся школ двоечниками, объявлять часть общества маргиналами, говорить неправду, пугать людей моделированной хроникой, а у журналистов нет права сказать, что тот или иной журналист сказал неправду? Выявление правды - это насилие, а вышеперечисленное - свобода и демократия? Что-то вы, дамы и господа, пуууутаете!".

კაცი ვარ დაქუდი მხურავს (строка из народной песни, примерный смысл: "Я-сам по себе", - ред.): "Много или мало я думал, но пришел к одному весьма непопулярному выводу. Предмет мыслей - журналисты и журналистика. Вся журналистика и ее служители, на что я столько времени смотрю и наблюдаю, играют в "папарацци". Кто более утонченно, кто менее. Считаю и думаю, что профессия эта принадлежит к числу аморальных профессий. Какими являются таможенная служба (копание в чужих грязных трусах), проституция, тюремный надзиратель, страховой агент и т.д. Не буду продолжать перечисление. Есть, наверно, более-менее порядочные людии здесь, но на общий фон они никак не влияют, потому что сама суть журналистики аморальна... Если у кого-то в этой профессии есть претензия на порядочность, тот просто не осознает, что попал не туда, ошибся адресом, и зря теряет время... Журналистика - аморальная профессия!".

Свыше десяти лет я занимаю в медиа различные руководящие должности, но всегда, когда меня спрашивают, где, мол, ты работаешь, я говорю, что я - журналист.  Для меня быть журналистом - самая большая ответственность, с самыми строгими требованиями профессионализма. Моя профессия подразумевает стопроцентную объективность, так как журналист - это человек, представляющий глаза и уши общества, народа там, где они в эту минуту не присутствуют. Эта данность сама по себе означает союз между ним и аудиторией, и поэтому я не могу принять ни одного аргумента, который уравнивает журналистскую свободу и безответственность перед народом, обществом.

Определение"рупор анти-мишистской группы" говорит о многом. Во-первых, он подразумевает, что, как минимум, существуют "мишистские" рупоры. Фактически, это подтверждает формулировка "у них есть право, а у этих - нет?", которая читается в приведенном здесь втором комментарии. Все это означает, что журналистика в Грузии делится, минимум, на провластную и невластную части, то есть, нарушен баланс, который должен укреплять естественный союз между обществом, народом и медиа. С какой бы стороны к этому ни подходить, факт остается фактом: ситуация требует оздоровления.

Именно оздоровления, а не чьего-то оскорбления или наказания, именно для того, чтобы назвать все своими именами. А ведь правда, как приговор, сопутствует обсуждению этого вопросакрасной строкой. К примеру, НатиаАхалая в своей колонке "Что варится в котле т.н. хартии?", напечатанной в "Резонансе" за день до собрания Хартии, пишет: "Совет Хартии открыто пытается навязать всему корпусу журналистов свои амбиции - стать неким карающим органом не только в определенном секторе медиа, но и на всем этом пространстве"; "Как видно, последнюю по времени "активность" Совета этики следует объяснить попыткой "охоты", мести в отношении не подписавших Хартию журналистов".

Текст Хартии журналистской этики Грузии, разработанный грузинскими журналистами с участием европейских экспертов и представителей Совета Европы, по оценке экспертов медиа, основан на демократических принципах. Аналогичные организации европейских стран активно выражают поддержку. В конце прошлого года, журналистский союз Германии принял в связи с этим специальную резолюцию. Так что непонятно, какая опасность может угрожать журналистам, если народ, общество требуют оценки его работы в соответствии с этическими нормами? Судя по поступающим в журналистскую хартию Грузииобращениям, такое требование уже созрело в обществе.

Одно из главных назначений медиа - контроль власти. Такой контроль необходим потому, что бесконтрольность может развратить даже самую моральную власть. Кто должен контролировать саму масс-медиа, структуру, которую народ, общество наделили таким мандатом, чтобы и ее эта власть не развратила? Разумеется, народ, общество. Какими механизмами? Одним из них является именно организация, какой задумана Хартияжурналистской этики Грузии. Этические принципы как механизм саморегуляции журналистики (в том числе, рассмотрение вопросов медиа-средств или журналистов, не подписавших Хартию) действуют во многих демократических странах. И это правильно, так как тот, кому дано право критиковать других, не должен возражать против критики в свой адрес.

Хартия доказала, что не отказывается от критики своих членов. Примером тому может служить хотя бы заключение по иску фонда "Инклюзив" против Александра Элисашвили. Так что, призыв к Хартии "наказать" прежде всего "свой хвост" неуместен. Основной причиной появления в обществе неоднозначного отношения к Совету по этике (на это указывает НатиаАхалая) является то, что Совет отказывается от рассмотрения исков в отношении журналистов, не подписавших Хартию. И главное здесь не в нежелании Совета, - главное то, что общество, народ лишаются механизма, позволяющего им институционально выразить свое отношение к медиа.

У проекта изменений в Устав Хартии журналистской этики Грузии есть противники и в самой Хартии. В качестве выхода из создавшейся ситуации ИаАнтадзе предложила собранию некий компромисс: вопрос не подписавшего Хартию журналиста Совет рассмотрит лишь в случае согласия самого журналиста. Быть может, этот промежуточный вариант покажет обществу, осознает ли журналист тот факт, что нарушает этические нормы. Возможно, его отказ станет показателем именно этого. Сколько членов Хартии согласятся с компромиссным предложением, покажет будущее собрание. В этот раз Хартия не смогла собрать кворум, - часть живущих в регионах журналистов не смогла приехать в Тбилиси из-за отсутствия средств.

Еще один фактор, побуждающийжелание задать вопросы по поводу Хартии, - это относительно небольшое число подписавших ее журналистов. Меньшинство, которым движет желание судить большинство, - примерно такова суть этих вопросов. Пока Хартию журналистской этики Грузии подписали около 180 журналистов, но в условиях, в которых находится наша медиа сегодня, большого количества подписантов ждать и не следовало. То, что Хартия делает и сделает в будущем для этической журналистики, не будет правосудием меньшинства, если за правдой к ней обратится большинство общества.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test