Присоединяйтесь к нам

Тамар Карелидзе

Коллективно взбунтовавшиеся в коллективе

10.10.2012 20:12

Еще несколько дней назад я думала, что мышление человека на различных этапах его развития, в определенной мере, определяют статусы. А когда у тебя возникает протест, и ты громко говоришь о проблеме, - значит, у тебя хватает смелости на ее фиксирование.

Так, например, в детском саду, когда наступает время сна, часть детей, несмотря на предупреждение, угрозу или иные меры со стороны воспитательницы, упрямо лежит с раскрытыми глазами. В школе проблема, скорее, связана с преподавателями, системой, методом обучения. А вот в пору студенчества, только ступив ногой в университет - ты уже убежден в том, что пришел для того, чтобы спасти если не мир, то, во всяком случае, избранную профессию.

В пору студенчества ты легко высказываешь протест, всех и вся критикуешь, ни с кем не считаешься, тебя привлекает спор с известными в обществе людьми и насмешки над ними… Потому, что ты - независим.

А по окончании университета ты, чаще всего, попадаешь в систему. В систему, которая,  независимо от профессии, действует по одному принципу- и, наряду с цензурой, твоей вольностью овладеваетсамоцензура. Причина проста – страх. Ты боишься потерять работу, статус, положение в обществе или репутацию. Поэтому глотаешь многое и делаешь то, что тебе говорят. При этом, со временем, твой творческий пыл умирает, и ты становишься ремесленником.

Во время внутреннего конфликта с работой, включается механизм поиска выхода. Существует несколько вариантов: или ты остаешься на работе, надеясь, что что-то изменится к лучшему, или принимаешь позу страуса, включаясь в общий хоровод, или же покидаешь работу и уходишь в другое место.

Существует несколько форм ухода с работы. Наиболее мирный из них – заявление на имя председателя колхоза, но если хочешь вызвать резонанс - рекомендуется громкий протест.

Наверно, не только я скептически отнеслась к претензиям, которые после выборов 1 октября были высказаны частью журналистов в адрес своего руководства. Я никак не смогла понять, почему у них открылись глаза на политику Общественного вещателя только после выборов, почему они решили бороться за свои права и соблюдение медийных принципов, почему решили, что «Первый» не учитывал интересы народа и - главное: где они были прежде?

На Общественном вещателе (ОВГ) освободили от работы ВахоСаная и его команду, ушла с работы и одна из ведущих, НиноТолордава. Правда, уже вечером, мы никак не могли понять от самой Толордава – ушла ли она с работы?! Оставляя в  стороне ее несвязный разговор, немогу понять: когда она в течение 4-х лет читала тексты, и у нее не возникал протест, то почему вдруг она почувствовала неловкость за то, что «Общественный вещатель стоит в оппозиции собственному народу»?!

Не понимаю, почему понадобилось 1-е октября, чтобы журналисты увидели политику, проводимую Общественным вещателем на протяжении лет? Почему не выразили протест хотя бы в конце, по поводу «первичного» освещения кадров с пытками заключенных? Почему не опротестовали перед руководством то, что, по результатам проведенных в последнее время различных мониторингов, Общественный вещатель, оказался более пристрастным, чем почти все частные телеканалы? Канал, который не то что плохо, - вообще не освещал происходившие в стране определенные факты.

Помню, недавно Эка Квеситадзе сказала в эфире телеканала «Кавкасиа», примерно, такое: я, мол, делаю только свою передачу, а как работает редакция новостей - не интересуюсь. Позже, почти то же самое повторил ВахоСаная. Конечно, каждый отвечает за свою передачу, но как можно, когда ты зовешься журналистом, не интересоваться тем, что выходит в эфир твоего канала, тем более, когда ты делаешь не шоу или развлекательную передачу и, исходя из ее формата, в определенной степени, должен знать, что и как твой каналосвещает? Хотя бы для того, чтобы своевременно высказатьпротест, если он у тебя возникает.

Оставляя в покое прошлое, когда после не освещения Общественным вещателем в последний период множества важных событий мы слышим от ведущей новостного выпуска откровенное признание того факта, что на Общественном вещании – давление, что существуют «партийные задания» и т.д.,  - это, по меньшей мере, напоминает мне «институт предательства», и ситуация настолько одиозна, что, думаю, лучше было бы ей по-прежнему читать тексты.Мы бы хоть были бы уверены в том, что она работает на Первом канале и с работы не уходила.

 

P.S. У меня одна просьба к ГиеЧантуриа (гендиректор ОВГ): когда он говорит о заключении мониторов BBC и ОБСЕ – что, дескать, на Первом канале самый сбалансированный, беспристрастный и хороший информационный выпуск, то пусть покажет мне этих мониторов – хочу посмотреть им в глаза.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test