Присоединяйтесь к нам

Пять монстров грузинской журналистики

02.11.2012 11:53

В Грузии мало хороших журналистов, плохих — много. Под хорошим, я, разумеется, не подразумеваю телегеничность и ведение популярных телешоу. Так же, как и под плохим не имеется в виду умение вывести респондентов из себя провокационными вопросами (это вообще не журналистика). Дефиниционное разделение в большей степени происходит, исходя из профессионализма. Соответственно, я хочу поговорить о тех нескольких препятствиях, которые отделяют журналиста по профессии от профессионального журналиста:

а) Лень — в последний период появилось много информационных агентств, которые пытаются повысить свой рейтинг статьями под скандальными заголовками. Но, насколько достойна доверия эта информация, должно быть, лишь Бог ведает. У журналиста одна «пословица»: если мать скажет тебе «Я тебя люблю», - перепроверь. Разумеется, утрировано, но и так, в конце концов, не должно быть, как это происходит у нас: кто-то что-то скажет, и ажитированные журналисты тут же публикуют его слова, не проверяя, в виде «эксклюзивного интервью». Ну и что, что распространение этой новости может входить в интересы информатора, и что для ее достоверности необходимы минимум два источника. Зато, много эпитетов: «надежное анонимное лицо», «достоверный источник» или даже «человек, который попросил скрыть его имя»... И, если информация окажется неверной, смело можно обвинить «надежное лицо» в некомпетентности. Понятно, что конфиденциальность источника представляет собой одну из ценностей, но факт, также, в том, что перепроверка предоставляемой им информации не должна быть совсем уж непреодолимой проблемой.

б) Прямолинейность — так обычно происходит на конференциях и официальных встречах. Как только выступающий просит задавать ему вопросы, тут же весь зал слабеет. Как правило, в трудный час всегда появляется один герой, который осмеливается задать вопрос, но, восхищенный собственным мужеством, он вообще не слушает ответ и удовлетворяется периодическими кивками головой. Аналогично в частых случаях поступает и грузинский журналист — задает респонденту подготовленные вопросы, но ответы выслушивает с меньшим вниманием и, также, в меньшей степени старается задавать вопросы, вытекающие из ответов опрашиваемого. Его ведь никто не заставляет, так что, зачем ему лишняя головная боль?

в) Некомпетентность — грузинский журналист часто опирается на легенды, рассказы соседа и достоверную информацию двоюродного брата друга. Среди легенд, например, «продали наши леса и реки», «китайцы присвоили всю Грузию», «бензиновый бизнес полностью контролирует семья Саакашвили» и тому подобное. Разумеется, абсолютно возможно, что все это правда, но если среднестатистического грузинского журналиста попросить это обосновать, его единственным твердым аргументом станет: «Это ведь и так все знают». Иначе говоря, время от времени, задавая вопросы, грузинский журналист опирается на народные истины, в меньшей степени беспокоясь о поиске аргументов. Задавать ответные вопросы ведь любит только Бендукидзе, и если попадешь с ним в неловкую ситуацию, ну и что, - кто не попадал с Бендукидзе в подобные ситуации хотя бы однажды...

г) Дефицит общего образования — Уж от кого, кого, а от журналиста обязательно требуется элементарное образование. Он может не знать детали деятельности Иване Бериташвили, но он не должен разыскивать скончавшегося десятилетия назад ученого, чтобы взять у него интервью. Он может не знать в каком году произошла битва при Крцаниси, но он не должен обращаться в телевизионный архив за ее кадрами. Он может не знать, что сумма квадратов катетов прямоугольного треугольника равна квадрату его гипотенузы, но должен знать, что рост чего-то в 1,5 раза больше 12%-го роста. Как минимум, образование необходимо для разнообразной лексики, чтобы избежать элементарной тавтологии во время прямых включений. Но, журналистика ведь и так настолько перегруженная профессия, и где взять время на книги.

д) Необъективность — Ничто в журналистике не выглядит хуже цинизма журналиста и его явной предвзятости. Сегодня объективность со стороны журналиста уже настолько необычна, что мы, практически, можем его посчитать достойным Пулитцеровской премии. А ведь это, примерно, то же самое, как возвеличивать водителя автобуса за знание правил дорожного движения или восхищаться продавцом за умение пользоваться калькулятором. Подобная необъективность часто переходит в отсутствие журналистской этики и, соответственно, дает возможность общественности на Facebook публично использовать в адрес именно этого журналиста глубоко запрятанную непечатную лексику.

Короче говоря, проблем столько, что может не хватить всех букв алфавита. Некоторые видят выход в приходе нового поколения, некоторые — в уходе старого, некоторые, подобно мне, просто критикуют. Но, самый реалистичный и самоуспокоительный выход в данном случае, должно быть, один — мы должны допускать ошибки для того, чтобы учиться и не допускать их в дальнейшем.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test