Присоединяйтесь к нам

Тамар Карелидзе

Социальная сеть – публичное или личное пространство?

19.01.2013 21:36

В 2011 году журналистка CNN Октавия Наср была уволена с работы. Причиной стал опубликованный ею в Twitter статус, касавшийся смерти одного из основателей движения «Хизбалла» Мухаммеда Хусейна Фадлаллы.  Наср написала, что очень ценила этого человека и сожалеет о его кончине. И это – далеко не единственный случай, когда журналисту пришлось уйти с работы из-за записи, сделанной им в социальных сетях.  Подобный факт имел место и в Грузии, когда двое журналистов «Репортажа Вахо Саная» - Георгий Тухарели и Георгий Габричидзе - были уволены за написанные в Facebook гомофобские и оскорбительные комментарии.

Ни американская, и ни грузинские журналисты ничего не писали от имени своих работодателей. Они зафиксировали свои личные мнения, но дело – в том, что для других потребителей социальных сетей они подсознательно ассоциируются с тем или иным конкретным медиа-средством или передачей.

Большая часть общества соглашается с тем, что социальные сети – публичное пространство.  Явным примером этого являются и добавленные частью грузинских медиа-порталов  специальные рубрики, в которых публикуются новости о развернувшихся в Facebook полемиках, статусах популярных людей и т. д. Исходя из этого, при написании того или иного статуса каждый человек должен быть в определенной степени осторожным. Особенно если это - публичное лицо.

Особое внимание с этой точки зрения требуется от журналистов. Несмотря на важные и сенситивные темы, желательно, чтобы в социальных сетях они оставались нейтральными.   Поскольку если мы жестко фиксируем свои политические взгляды и мнения, вольно или невольно многое ставим под угрозу. В том числе являющуюся нашим работодателем медиа-организацию (автоматически считается, что журналист является выразителем позиции своей редакции), свой имидж (каким бы хорошим ни был опубликованный материал, трудно поверить в непредвзятость журналиста, когда известно, носителем какой позиции он является, в то же время, подобные заявления способны повлечь потерю респондентов, которые зачастую дорого ценятся), а иногда и работу (для успокоения возмущенной части общества медиа-организация может принять решение и об увольнении журналиста, прецеденты чего уже налицо).
Однако и выражение мнений бывает разным. На взгляд рядового читателя/зрителя, трудно всерьез воспринимать журналиста, который, помимо грубого фиксирования личных соображений, нарушает и этические стандарты. Как правило, подобное поведение представителей СМИ становится причиной особого резонанса.    

Последний случай, когда выраженные в социальных сетях мнения журналиста и редактора повлекли ажиотаж – это статусы в Facebook Шорены Шавердашвили и Тины Кипшидзе.  В своих записях они прокомментировали допрос Беки Гочиашвили. Одна написала, что своими заявлениями Гочиашвили, возможно, возмещал свой долг «Национальному движению», вторая заявила, что «нац» и приближенное к «нацам» лицо» для нее – не люди.  Эти статусы обошли весь Facebook,  было выражено множество разных мнений, и, в итоге, все закончилось извинениями Шорены Шавердашвили (что, в свою очередь – хороший шаг, поскольку многим людям не хватает сил извиниться за ошибку).

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test